Я - (не)идеальная мама? Грудь или бутылочка?

Кормление грудного ребенка всегда являлось неким сакральным действом, вокруг которого образовывалось множество «авторитетных» мнений и советов: кормить по часам или по требованию, кормить грудью или из бутылочки, кормить до введения прикорма или до 3-х лет и т.п.

Иногда можно услышать: "Я хорошая мать, так как я кормила до 3-х лет и у моего ребенка сформируется отличный иммунитет" - что провоцирует вину у той мамы, которая не смогла кормить грудью вообще. "Я ужасная мать, так как из-за некоторых обстоятельств я не могу кормить ребенка по требованию или часами, пока он, то ест, то спит у груди", говорит третья мама, чем доставляет себе еще большее беспокойство. Список таких утверждений, похвал, самообвинений или сомнений можно продолжить.

Не оспаривая пользу грудного молока и тесного контакта между матерью и ребенком при кормлении грудью, мы все же зададимся некоторыми вопросами: как грудное вскармливание влияет на психологию взаимоотношений матери и младенца? является ли оно абсолютным залогом близости между ними? стоит ли ожидать неблагоприятных последствий деткам, переведенным на искусственное вскармливание? Ведь не приходится сомневаться, что значительное число людей в современном мире благополучно выросли и без опыта грудного вскармливания.

Для ответа на эти вопросы стоит обратиться к одному из методов исследования детской психологии - непосредственного наблюдения за взаимодействием младенцев и их матерей длительное время (от нескольких месяцев до нескольких лет). Это стало возможно благодаря организации специализированных центров, куда мамы с детками приходят время от времени на несколько часов. Дети заняты играми в большой игровой комнате, самые маленькие – в большом манеже, на матах или на полу. Прямо в игровой комнате обустроена небольшая гостиная для мам, где они могут пить чай, разговаривать друг с другом и откуда у них есть полный обзор и доступ к детям. Конечно же, это предоставляет детским психологам прекрасную возможность наблюдать за процессом кормления!

Одна мама с гордостью вскармливала своего ребенка грудью, это позволяло ей оставаться довольной собой. Во время кормления она клала на колени своего малыша таким образом, что ее грудь легко доставала до его рта. Она не держала его на руках и не укачивала, она хотела, чтобы ее руки оставались свободными, и она могла бы делать что-то параллельно с кормлением. Удивительным было то, что ее ребенок долго не улыбался. Когда же он начал это делать, то реакция улыбки появлялась на что угодно, в то время как другие дети такого возраста и в схожих обстоятельствах демонстрировали больше понимания или любопытства.

Другая мама получала большое удовольствие от общения со своими детьми, но не кормила их грудью. Во время кормления она прижимала их поближе к себе, надежно поддерживая. Она улыбалась и говорила с ними, и даже когда ее ребенок лежал на столике для пеленания, ее руки всегда были под ним. Малыши очень рано стали демонстрировать сначала просто улыбку, которая в скором времени стала осмысленной и зависела от ситуации.

Еще в 1956 году известный британский детский психоаналитик ввел понятие "холдинг", что в психоаналитическом контексте может быть переведено как держание ребенка на руках и общение с ним.

Приведенные выше примеры позволяют нам сказать, что для младенца кормление – это не только еда, он «ест» не только ртом, но и руками, глазами и чувствительной кожей лица. Образный опыт, получаемый от питания, гораздо богаче, чем чисто физическое переживание, он может быстро может включить в себя отношение к матери.

Соглашаясь с тем, что материнское молоко и опыт непосредственного переживания сосания груди представляет собой гораздо больший потенциал для развития ребенка, практический опыт развития показывает, что умение нянчить ребенка, держать его на руках и обращаться с ним является более важным индикаторам того, что мама успеш­но справляется со своей задачей, чем факт действительного вскар­мливания грудью. Психоаналитикам хорошо известно, что многие дети, которые, казалось бы, имели удовлетворительный опыт грудного вскармли­вания, обнаруживают явные дефекты в развитии и способности общаться с людьми и использовать предметы — дефекты, которые обусловлены плохим холдингом.

 

Случаются ситуации, когда мама хотела и пыталась кормить их грудью, но не могла этого делать, так как данный процесс не поддается сознательному контролю. Есть матери, испытывающие очень большие трудно­сти из-за своего внутреннего конфликта, который, возможно, свя­зан с их собственным детским опытом. Здесь будет уместной и полезной помощь психолога. И если кормление грудью не удается, будет ошибкой настаивать на продолжении попыток, которые никогда не увенчаются успехом, а вот вред от них весьма вероятен. Страдает мать — страдает ребенок. Но с переходом к искусственному вскармливанию иногда наступает огромное облегчение, и что-то налаживается — в том смысле, что ребенок удовлетворен, полу­чая нужное количество подходящей пищи.

Следователь­но, когда речь идет о кормлении грудью, первое, о чем надо за­думаться, — обеспечено ли младенцу богатство переживаний и возможность участвовать всем существом. Многие важные черты кормления грудью присутствуют и при вскармливании из бутылоч­ки. Например, ребенок и мать смотрят в глаза друг другу, мама прижимает малыша к себе и качает его. Это значимые аспекты раннего опыта, не связанные с использованием настоящей груди. И если мама не может кормить, у нее все равно есть много других путей установить близкий, физический контакт с ребенком. Не превращая идею о кормлении грудью в догму, возможно избежать многих мучений как маме, так и малышу.

Привязка к тегам Винникотт О детях